Реклама Гугл Адсенс

Копикот

Реклама РСЯ

Малыш и Тамара

В жуткий период разгула бандитизма и воровства в России, именуемого”переходом” на рыночные отношения, мы с женой, спасая жизнь своего обманутого жуликами сына, были вынуждены продать квартиру в областном центре, гараж, машину и дачу.

На оставшиеся деньги купили в села саманный флигелёк с садиком и огородом, и погрузились в совершенно новую и малознакомую нам жизнь. Уезжая из города, мы захватили с собой двух бездомных собак, ютившихся в нашем городском дворе, справедливо полагая, что в новых условиях вместе нам будет выживать легче.

А выживать пришлось очень тяжело. Мне, офицеру в отставке, прослужившему в Вооружённых Силах более тридцати лет и принимавшему непосредственное и активное участие в создании ракетно-ядерного щита Родины, жалкую пенсию государство не выплачивало месяцами. О пенсии жены говорить не приходится…

Нам с женой было уже за шестьдесят, много лет мы проработали на космодроме Плесецк в глухой тайге и бескрайних болотах Архангельской области. Здоровья и сил было немного, но на садик и огород хватило. Благодаря им мы и выживали.

Пишу я об этом не для того, чтобы поплакаться в жилетку. Всем было тяжело, пировало тогда только жульё. Я хочу сказать о другом. Как бы туго нам не приходилось в ту пору, собачки наши всегда накормлены, ухожены, жили в тепле и заботе.

“Девочку” мы назвали Найдой, а “мальчика” — Тимом. Они стали нашими верными и преданными друзьями и на заботу и любовь отвечали искренней и преданнейшей любовью.

Так в селе мы прожили три года. Судьба щенят Найды и Тима складывалась далеко не лучшим образом. Желающих их взять было не мало, но самое лучшее, что их ждало, это цепь, будка-развалюха и полуголодное существование. Голодали люди, что уж говорить о собаках…

От последнего помёта у нас остался один замечательный пёсик. Мы назвали его Малышом. Было ему полтора месяца, рос он здоровым, озорным и ласковым. Его сообразительности мы только удивлялись. Так, он сразу понял, что нельзя трогать случайно забредавших во двор соседских кур, а после дождя, прежде чем зайти на веранду, смешно валился на спину и ждал, когда ему вытрут грязные лапки.

В тот летний вечер мы с удовлетворением наблюдали, как наши собаки носились по саду. Светло-коричневая фигурка Малыша мелькала в траве с калейдоскопической быстротой, уши и хвост его стлались по ветру, а когда ему удавалось догнать одного из родителей, его воинственно-восторженный визг покрывал все звуки.

В самый разгар собачьих игр к нам зашла в гости хорошо знакомая односельчанка. Звали её Тамарой. Познакомились мы с нею в сельском магазине, и скоро наши отношения как-то незаметно превратились почти в дружеские. Была она хорошей хозяйкой: держала кур, уток, гусей, кабанчика. Всё её немалое хозяйство охраняла маленькая дворняжка по кличке Белка.

О своих домашних питомцах она всегда отзывалась с теплотой и лаской, в отличии от многих односельчан, относившихся к животным весьма строго, если не сурово.

Вот и сейчас, обсуждая сельские новости, она с улыбкой наблюдала за собачьими играми в саду.

-Евгений Петрович! — неожиданно обратилась она ко мне. — У вас и так две собаки, зачем вам третья? Моя Белка пропала, больше месяца уже прошло. А я так привыкла, чтобы рядом хвостатый дружок был! Ведь я живу одна… Отдайте мне Малыша, не пожалеете!

Мы с женой переглянулись, и она сказала:

-Тома, о лучшей хозяйке для Малыша мы и мечтать не могли. Конечно, бери. Только есть просьба: если он чем-то тебе не понравится — верни нам, на улицу не выбрасывай! Хорошо?

-Конечно! Спасибо вам за Малыша, я его буду очень любить! — чуть ли не со слезами в голосе ответила Тамара.

Я подозвал Малыша, он доверчиво прижался к жене, а потом, облизав лицо новой хозяйки, скрылся под полой её кофточки. Прижимая кутёнка к груди и целуя его между ушек, Тамара ушла домой.

-Хоть за одного щенка душа болеть не будет, — с радостью сказала жена. — Уже этот будет как сыр в масле кататься!

…Прошло больше месяца после того, как мы с Тамарой  виделись в последний раз, и вдруг неожиданно столкнулись с нею у входа в почту.

-Ну, как там Малыш? Подрос, наверно, не узнать? — улыбнулась жена.

Та нет его, я его сказнила, — приветливо улыбаясь, ответила Тамара.

-Что сделала? — осевшим голосом спросила жена.

-Та повесила его на проволоке. Такой забавный щенок: я ему петлю на шее затягиваю, а он мне руки лижет… Смех да и только!

-Но я же просила вернуть его нам, если он тебе не понравится! — прошептала, побледнев, жена.

-Да чего его возвращать-то, если он яйца куриные воровал! Это уже не собака, его только убить надо было! — поучительным тоном разъяснила нам Тамара.

Не сказав ни слова, мы вернулись домой и, сидя на крылечке, долго смотрели в вечерний, утопающий в зелени сад. Казалось, вот-вот в высокой траве стремительно мелькнёт светло-коричневая фигурка со стелющимися по ветру ушками и раздастся восторженный лай маленького ласкового забияки.

Но сад был пуст, как и наши души…

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 13.06.2019 — 18:38

6 комментариев

Оставить комментарий
  1. Есть люди, относящиеся к животным утилитарно. Увы, есть.

  2. Какой кошмар! Не ожидала такого окончания истории. Что в голове и сердце у этой Томары было? Уму не постижимо просто ((((

    1. Тысячная Татьяна

      Сначала я просто узнала историю щеночка — жена Евгения Петровича рассказала, а потом уж был написан рассказ. Для меня тоже совсем не понятны такие люди… Дальше писать не рискну…

  3. До мурашек… Сижу и реву… ну почему на пути хороших людей встречаются вот такие недочеловеки… У нас недавно умерла морская свинка — плакали всей семьей. А это — ну как так?

    1. Тысячная Татьяна

      Валентина, я Вас понимаю… У нас прожил 7 лет попугайчик — дружочек моей дочечки. Год назад умер, а мы до сих пор его вспоминаем… Как человек может такое вытворить,,, я не знаю.

  4. Алина Сергеевна

    Действительно пронзительный рассказ…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.